20.04.2019:

На станции Шиес полиция и ЧОП опечатали вагончик активистов

Полиция опечатала вагончик активистов, несущих вахту на станции Шиес. В Сети появилось видео, где возле вагончика стоят полицейские и сотрудники ЧОПа. По словам одного из активистов, внутрь никого не пускают.

Автор видео — Сергей Лушков. Видеозапись появилась в интернет-сообществе «Комитет спасения Печоры». Рядом с вагончиком стоят полицейские и сотрудники ЧОПа, охраняющие стройку.

— 20 апреля 2019 года, станция Шиес, около километра. Вот у нас как охраняют вахту. Баннеры сняты, тарелка снята. Генератора нету, всё внутри должно быть. Вы слышали, как нас вчера приветствовали вечером поезда? И как сейчас уныло, — комментирует за кадром автор видео.

Тарелка, о которой говорит Сергей Лушков, обеспечивала спутниковую связь и интернет. Также там было установлено видеонаблюдение. Этот вагончик — основная база тех, кто несет вахту на Шиесе. Один из активистов, находящихся на станции Шиес, подтвердил, что доступ в вагончик ограничили полицейские:

— Вагончик пока опечатан. Никому не открывают.

Активист из Урдомы Виктор Кошман, который оказался заперт во втором вагончике, опечатанном полицией на станции Шиес, находится в реанимации в Котласе. Полицейские и сотрудники ЧОПа не удостоверились, есть ли в вагончике люди, и на просьбы открыть его и проверить, отреагировали не сразу.

Подробнее о ситуации рассказала активист Светлана Бабенко:

— Виктора отвезли из Урдомской больницы в реанимацию в Котлас. Звонки принимают только от родственников, скорее всего, не пускают. Подозрение было на то, что у него резко упало давление. У него была рвота, тошнота. Когда приехала скорая, когда увозили, он был в сознании. А пока довезли — дороги-то плохие — и всё. Он же не Козлов, вертолет ему не вызовут. Ему сразу на месте поставили капельницу врачи. Увезли в больницу, там сразу сделали необходимые медицинские манипуляции. А потом как стало давление резко падать, его отправили в Котлас в реанимацию. Больше никакой информации нет.

По словам Светланы Бабенко, полицейские попытались обвинить ее в том, что им не сказали о спящем в вагончике человеке.

— Когда вагончик опечатывали, меня не было, — говорит активистка. — Я пришла уже к трем часам. Увидела вагончик, из трубы идет дым. Подошла к нему, а вагончик опечатан. Полицейские как раз стояли. Я говорю: «Вы опечатали вагончик, а вдруг там человек находится». «А с чего вы взяли?» Я говорю: «А посмотрите, дым идет. Вдруг там находится человек, мало ли что может произойти». Стала обходить вагончик, стучаться, потом спросила у них: «Вы хоть в окна-то заглядывали? Есть там человек или нет?» Видимо, кто-то из активистов стал заглядывать в окна и сказал, что там человек. Вот полицейские сняли потом эти все свои бумажки. Стали стучать очень громко в двери. Виктор сам открыл дверь изнутри и выпал прямо. И тут активисты к нему подбежали, воды дали, вызвали скорую. Скорая, наверное, в течение часа подошла. И увезли, а мне еще пришлось давать объяснения следователю Ильину о том, почему я предположила, что там человек. Я предположила, потому что дым идет. Вот такой идиотский вопрос: «Почему вы предположили, вы, наверное, все знали?» Вот он хотел на меня все свести, что я все знала и не сказала. А я не знала, что опечатали вагончик, я пришла только в три часа.